November 27th, 2006

babe in red

и капелька эндорфинов

Создала себе три, даже четыре часа отличного настроения вместо обычного или, того хуже, вместо настроения так себе.

Зная, что выбора нет и дело надо сделать, я не ныла — "надо ехать, черт, надо все-таки ехать, вот бы все отменить", а говорила себе вместо этого позитивное — отлично, я съезжу и вернусь, дело будет сделано и все будет хорошо.

И стало по слову его. Ну, то есть, в самом деле был повышенный эмоциональный фон, и это странно и забавно, я еще не привыкла, что все управляется и так несложно.


И вот еще чудесная цитата от bowin, которая немного тоже об этом:
цивилизационные стереотипы - состояние радости аномально и может быть получено только в специально отведенных резервациях под воздействием специально отведенных веществ.
babe in red

(no subject)

Боже мой, вы не представляете, кого я только что случайно нашла в жж, где-то в блогз.яндекс.

eu_shestakovШестакова, того самого, который меня так потряс несколько лет назад, что цитата евонная у меня на самом видном месте лежит и я всегда на нее натыкаюсь, когда что-нибудь ищу.
Вот такая:

"...поэтому строго наобум Лазаря Кагановича, то есть по отшибленной напрочь памяти, то есть целиком и полностью через тернии наугад, только видишь, что вот он луг-то и кончился, а что начнется — жопой-то, как правило, не видишь совсем, а память, на один миг ясная, говорит: лес дубовый вековой, говорит, большой и очень густой; а это же на такой скорости даже передом голимая смерть, но наглости-то еще в организме достаточно, она тоже и говорит: не бзди, сова, прорвемся, не бзди, птичечка, тормозной импульс нам уже не поможет; а дятлов-дубовиков я всегда за открытость и основательность уважала, они по доброте половину дупел сквозными делают, и почти в каждом дереве, чтобы леснику за туристами легче было приглядывать — и как шилом через подушку без динамических потерь всю рощу прошла, только трассерами в благодарность дятлам мигнула и четыре румба на восток довернула, лечу-то ряхой к земле, но Полярную звездуху краем зенки-то различаю, а другим краем тут же фиксирую, что из-под крыла вдаль уже болото идет, вот здесь-то уж совсем помочь некому, а кочки одна другой вдвое выше и с каждым метром вчетверо чаще, тут и днем-то если лететь, от маневренных перегрузок можно все здоровье порастерять, а ночью только бухие за голый базар летают и пачками толстыми навсегда гибнут, а наглости из-за малого полетного времени особо-то не убавилось, она громко и говорит: дыши легче, сова, над собой не..."